15:13 

Доступ к записи ограничен

шлимазл
girl with a lesson plan
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:49 

zelda fitzgerald
It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Найдя для себя потрясающие труды Людвига Витгенштейна, сумела сформулировать, чем меня всегда смущала «Золотая ветвь» и вся классическая философская хронология развития мышления.
Меня всегда смутно раздражали формулировки в духе «древние греки верили, что, если побить в бубен, пойдет дождь». Такая самоуверенность, которая и у Фрезера тоже идет фоном, в виде прогрессивистской идеи. Магия и наука у него – две разных технологии, направленные на понимание механики законов мира и управление ими по собственному желанию, при этом магия – ложная технология, а наука – верная. Живучесть магии Фрезер объясняет тем, что рано или поздно, после многих повторений, ритуал демонстрирует свою эффективность. Но как могли Платон, Сократ и Аристотель не заметить, что за тысячи лет к жрецу дождя ходили перед сезоном дождей, а не во время засухи, и даже мысль поступать иначе никому не приходила в голову? Очевидно же, что они не верили в вызов дождя и что ритуал не был операцией, направленной на достижение фактического результата. «Целовать портрет возлюбленной. В основе этого, разумеется, лежит отнюдь не вера в некое определенное воздействие на изображаемый предмет. Такие действия направлены на удовлетворение какого-то желания и достигают этого. Или, скорее, они вообще ни на что не направлены: мы поступаем таким образом потому, что чувствуем удовлетворение”.
Витгенштейн объясняет тягу к магическому восприятию тем, что символизм по сути своей есть языковой феномен; и благодаря тому, что наше мышление завязано на языковые структуры, магические законы, описанные Фрезером, нам интуитивно понятны, несмотря на то, что мы дети научного века. Принципы сходства – похожие предметы имеют связь друг с другом, и заражения – предметы, соприкоснувшиеся однажды, продолжают быть связанными даже на расстоянии – работают в языке в форме синонимов, омонимов, идиом. Фрезер задает вопрос: почему немийский жрец в ритуале срезает золотую ветвь? – и отвечает: из-за страха перед духами умерших. Ничего рационального и научного в этом объяснении нет, и все же оно абсолютно понятно нам на интуитивном уровне.
Потому неубедительно выглядит идея о том, что магическое сознание, как научное, стремится познать мир, но терпит поражение из-за ложной «техники», и так же смешно выглядит метод сравнения «эффективностей» магии и науки по их результативности.
Витгенштейн не питал иллюзий относительно эпохи прогресса, в отличие от Фрезера. Но при том, как протекала его жизнь, не удивишься отсутствию восторженности. Ребенок одной из богатейших семей в Европе, второй по влиянию в Австрии после Ротшильдов, и ужасающей в смысле семейных отношений. Трое братьев покончили с собой. Один сбежал из дома, чтобы заниматься музыкой, но утонул, плавая на лодке, предположительно по собственному желанию. После того, как второй брат отравился, выяснилось, что он был гомосексуалом и отец запретил произносить его имя в доме. Третий застрелился на фронте. Людвиг полностью отказался от наследства и устраивал свою жизнь самостоятельно в академии и на подработке, с перерывом на офицерскую службу в Первую Мировую, работу в госпитале во Вторую Мировую и отшельническое обучение детей в австрийских деревнях. В конце концов он преподавал философию в Кембридже и о отзывался о ней, как о единственном занятии, которое дает ему полное умировторение.
И он неоднократно проводил аналогию между метафизикой и магическим мышлением.

Когда человек может вообразить, что в механизме в каком-то загадочном смысле содержатся уже все его возможные движения? Тогда, когда он философствует. А что приводит к тому, чтобы думать подобным образом? Тот способ, каким мы говорим о механизме. Мы говорим, например, что механизм имеет такие-то возможные движения… Возможные движения, что это такое?.. Это может быть что-то вроде тени настоящего движения… Когда мы занимаемся философией, мы подобны диким, первобытным людям, которые слышат выражения цивилизованных людей, интерпретируют их ошибочным образом и извлекают из них престранные выводы.



23:32 

О севере

zelda fitzgerald
It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Никогда в жизни бы не подумала, что соскучусь по ихтиологической лаборатории - а вот. Прохладный закоулок первого этажа, в окно на излете еле попадает солнечный свет, кирпичные стены, самодельный хирургический стол, хриплый ACDC по радио, влажность и запах крови и спирта. И я себя почувствовала почти так, как будто вернулась в каморку на шестнадцатой линии Васильевского острова.

Задействовав великие запасы хитроумия, организационных способностей и умения вежливо и неотступно доебываться до людей, я устроила так, что требуемую по моей программе интернатуру я буду проходить на Белом море с собственной кафедрой СПбГУ. С одной стороны потому, что это для меня гораздо легче, с другой потому, что мне хочется туда вернуться.

Кошковать ночью под крики Даши с весел "Лена, прикури мне!", пить водку с колбасой, пришвартовав лодку к камню посреди моря, бегать за пробами по задницу в грязи. В бане запах блинной кромки, если плеснуть пивом на камни, а снаружи скалы, сосны и мостки в холодное море, в котором я, южанка, никогда не плавала. Затаскивать катера в эллинг на "Трии... пятнадцать!", потому что на острове есть трактор и лошади, но все они сегодня не работают. Хочется вернуться в это странное место с цветущим в августе полярным иван-чаем, с тасканием лодок на горбу через скалы, с буйными посиделками в кают-компании и стрельбой по ведрам из винтовки. Препарировать по пять часов после ловли и выходить покурить в крови с головы до пят, и пить ужасное пойло, приготовленное Никитой из украденного из стола завкафедрой лабораторного спирта.

На крылечке можно сидеть ночами. В первый мой приезд мы с Дашей уже где-то на третий день засиделись на улице до трех ночи, в зимних куртках, ботинках и одеялах сверху, заговорившись о Кустурице. Потом это стало традицией, и мы то сидели, раскрыв запас алкоголя, привезенного контрабандой на корабле из Чупы - на острове сухой закон, но эти запасы никогда не заканчиваются - то приносили на крыльцо работу, за разговорами чинили аквариумы и пайолы и распутывали сети, а однажды увидев крошечный иллюзорный зеленоватый блик на сумеречном небе, потом уже каждую ночь караулили северное сияние. "Вон, вон там что-то! Что-то было!"

А иногда просто сидели молча. Когда начинало становиться все холоднее, исчезали ягоды и усиливался ветер, остров все чаще окутывало туманом. Дом на скале, несколько сосен - и она обрывается в море, которое с приближением полярной ночи из белого становится все темнее, рядом в коптилке рыба, которая уже послужила науке и теперь послужит кулинарии, и дым просачивается через ледяные потоки дождя.



@темы: the last ship sails

20:29 

lock Доступ к записи ограничен

Shirley Woodruff
Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

06:58 

lock Доступ к записи ограничен

girl power
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:02 

lock Доступ к записи ограничен

da nu zachem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:37 

lock Доступ к записи ограничен

da nu zachem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:20 

lock Доступ к записи ограничен

da nu zachem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:33 

tmriddle — Список 2017

tmriddle
T. M. Riddle | finders keepers, losers weepers
Мгновение 1: Революция 1917-го года (восстания и революции) в процессе
Томас Лоуренс — «Семь столпов мудрости» (Арабское восстание 1916-1918 гг.)

@темы: Список-2017

18:00 

lock Доступ к записи ограничен

da nu zachem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:12 

lock Доступ к записи ограничен

порностар
сублимирую любовь
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:06 

некто лукас
новые (для меня) хорошие сериалы в 2015:
detectorists - душевнейший сериал про чёрных копателей. помимо прочего замечателен тем, как выписана внутренняя жизнь семейной пары главгероев, нежно и реалистично
galavant - мюзикл-пародия на сказочные сериалы. да, звучит ужасно, но как ни странно, получилось действительно смешно
jessica jones - марвелловский сериал про "маленькую" супергероиню (без бдыщ-бдыщ, как в мстителях, а очень камерно). про него уже много где написали, краткая суть в том, то это редкий случай феминистского кино, прорабатывающего темы насилия и самодостаточности. и там прекраснейший злодей-теннант)
my so-called life - очень милый привет из 90-х про школу и подростковые девические метания, в роли мальчика-мечты - юный джаред лето, в общем, для любителей фильмов джона хьюза)
call the midwife - про жизнь монастырских сестёр-акушерок в 50-е годы, очень живой и славный. но - много рожениц и младенцев)
sense8 - масштабная конструкция вачовских про сверхъестественное восьмое чувство, объединяющее нескольких незнакомых прежде людей с разных концов света. драчки, экшен, ебля, лгбтик-тема, красота.
и отдельно ещё скажу про уже давно любимый мной mozart in the jungle - вышел второй сезон, это сериал про оркестр и его дирижёра, которого играет берналь, под девизом "секс, драгз, классическая музыка")

11:36 

GOD JUL!

whale rider
верхом на ките
Вчера, растапливая красный сургуч и запечатывая подарки для В., я вновь ощутила вот это: колдовскую тишину декабрьской темноты. Свою связь со снегом, с камнями, с землёй, с деревьями. Время глубоких перемен, которые не всегда видимы сразу. Предчувствия и желания. Намерения и подсказки, которыми наполнены дни и ночи. Растущая луна, которая должна показаться целиком именно в канун рождества. Прибывающая сила.

В один из последних дней в Чирали, лёжа на полу в Лимонном зале, я прикидывала весь объём домашней работы, который мы увезём с собой на зиму, и раздумывала над тем, сколько всего ждёт меня впереди. Мне было немного грустно, потому что курс заканчивался, две недели интенсивных занятий подходили к концу и близилось время собирать коврики, методички, аудио-записи лекций и покидать уединённый мир апельсиновых садов и гранатовых деревьев на юге Турции. Возвращаться в свою повседневность, где нужно будет осваиваться заново, вместе с новыми знаниями и задачами.
Я сентиментально грустила, потому что тогда мне просто хотелось танцевать в солнечном свете на деревянном полу и не хотелось думать о будущем, и не хотелось покидать это место, ставшее за две недели таким родным и близким: шум ветра в листьях банановых пальм, крики петухов и призыв к молитве с минарета, ночные грозы, притаившиеся в громадных облаках над морем, и пролетающий мимо в звёздном пространстве чистого ночного неба самолёт. Я чувствовала себя немного усталой, но всё-таки постепенно мне удалось отделить чувства от другого, настоящего ощущения происходящего, и я перестала делить мир на желания и необходимости.
Я подумала, что не хочу ни от чего убегать.
Я готова двигаться вперёд и принять всё, что придёт ко мне.
Повседневность должна стать не моим врагом, но моим союзником и учителем.
Тёмные зимние утра и короткие, ослепительные зимние дни, затяжные дожди и грохочущий южный ветер, списки дел, рабочий круговорот, звонки домой, задолженности, то, что кажется лёгким, и то, что кажется неподъёмным, - всё станет частью практики, всё превратится в один поток, для всего найдётся своё время. Выкладка десерта на витрину или тяжёлый разговор с бухгалтером, чтение священных индийских текстов или набор заказа для магазина, составление первой программы для занятия или танец в пустом и светлом зале, закупка продуктов для кафе или подсчёт годовых расходов и доходов - между этими вещами вовсе не так много разницы, как мне кажется сейчас. Завтра я должна была уезжать и единственное, о чём я просила: чтобы повседневность стала моим союзником и учителем, потому что впереди много работы и мне нужна помощь, время и пространство, сила и энергия.

Курс закончился в конце октября и уже два месяца я внимательно приглядываюсь к тому, как исполняется моя просьба. Я стараюсь не торопиться и по вечерам не грустить о том, чего не успела за день, но вспомнить о том, что я всё-таки сделала. Именно в декабре изменения становятся действительно видимыми.

Я каждый день пеку имбирное печенье и шафрановый кекс с апельсином и шоколадом, так что кафе наполнено праздничным ароматом специй.
Мы работаем в кафе втроём: я, Милан, Стефан, а по выходным к нам на подмогу приходят ещё Иван и Марко.
В. больше работает в мастерской, поэтому я начала печь и хлеб тоже. Каждый день, когда я ставлю его в печь и он начинает подниматься, это маленькое волшебство для меня. А однажды, когда я отломила кусочек, то почти расплакалась - запах ржаного хлеба с корицей, маком и изюмом, почему-то перенёс меня на север Финляндии, где мы провели самые прекрасные снежные дни в своей жизни и нашли свой дом.
То, что В. проводит в кафе меньше времени, помогло мне стать более ответственной, серьёзной и внимательной к происходящему здесь: рядом больше нет никого, на кого можно было бы переложить часть забот. Однажды утром я открыла дверь и ступила в воду: порвался один из шлангов, идущий из системы к кофемашины, и целое утро мы со Стефаном ходили босиком, по щиколотку в воде, выгоняя её в раскрытые двери. Но почему-то вместо того, чтобы переживать, мы хохотали, поджимая замёрзшие пальцы, и радовались, что никого не ударило током и никто не порезал ноги, ведь в кафе то и дело что-то разбивается и поэтому вода могла поднять множество мелких осколков из самых дальних уголков.
Отсутствие В. также помогает мне выстроить более крепкие, глубокие, свои собственные отношения с ребятами. Раньше я очень часто скрывалась за его спиной, а теперь у меня нет возможности не проявлять себя, свою собственную энергию - и это единственный способ узнать себя.
Нужно ещё аккуратно следить за финансовыми потоками, выручкой и выплатами, закупать продукты, и готовить основной блок десертов и еды.
Каждые выходные у нас есть работа, и даже в будние дни иногда бывает так, что заполнена вся терраса: для нашей локации это большой успех.
Я начала вести занятия по йоге: сейчас делаю пять классов в неделю для двух групп разного уровня.
К первому занятию я готовилась несколько дней, репетировала с таймером и с зеркалом, штудировала сербский словарь, осваивась с новыми названиями
частей тела. Очень волновалась. Как они примут меня? - ведь все привыкли к стилю и присутствию Владо. Но, кажется, всё идёт хорошо.

Однажды в декабре я вдруг почувствовала, что скучаю по Астрид Линдгрен. Пожалуй, если бы меня спросили сейчас, кто мой любимый писатель, я без промедления назвала бы именно её имя: её мужество, весёлая серьёзность, озорство и мудрость каждый день вдохновляют меня. Мы живём в присутствии её духа целый месяц - в те дни, когда я дома вечером, смотрим фильмы по её книгам, а вчера я начала читать на шведском "Emil i Lönneberga".
В этом году вообще многое поменялось: те вещи, которые раньше давались с трудом, вдруг стали получаться легко и радостно. Интуитивно почти я изобретаю свои рецепты, не ощущая никакой непосильности, и выходит интересно: шафрановый суп с лососем и сладким картофелем, разные чизкейки и десерты на сладкое, веганский брауни. Мы много мастерили в этом году: сделали книжные полки, сделали себе стол и за этим столом безумно приятно заниматься шведским с Ханной из Гётеборга.

В ноябре я также много читала и конспектировала: статья по йога-терапии гинекологических заболеваний, и статья о технике капалабхати, и лекции по тибетскому буддизму, посмотрела интересный фильм о бардо и тибетских практиках прощания с умершими, слушала "Катха-Упанишады". Собственная садхана занимала обычно два часа утром. В декабре у меня стало больше работы на кухне и больше классов, поэтому я стала немного позже просыпаться и немного меньше читать, но декабрь - это вообще особенное время. Время остановиться и осмотреться, увидеть всё то, что произошло за год. Поэтому я вернусь к чтению в новом году, а пока больше занята упаковкой подарков и домиками из имбирного теста, а ещё тем, чтобы оглянуться и осознать, как я изменилась.
Ведь в этом году я отметила свой день рождения на острове.
Ведь в этом году я набралась смелости и заговорила о своих желаниях.
Ведь в этом году я стала действовать, потому что эти желания были по-настоящему нестерпимыми.
Я хотела, чувствовала, что пришла пора превращать информацию в знания, приобретать свой собственный опыт и для этого нужно было уходить с поверхности, нужно было идти в глубину.
Это не всегда просто, и иногда после целого дня работы на кухне, когда мне нужно ещё провести два вечерних класса, я чувствую себя просто замёрзшей, голодной и усталой, хочу в тепло и лежать, но это секунды уныния, которые вдруг уходят непонятно куда, стоит мне подумать о тех людях, которые будут ждать меня в зале через полчаса. Возможно, они тоже голодны и очень устали, и им хочется только, чтобы в зале было тепло и лежать, но мы встретимся там для того, чтобы начать очень необычное путешествие и я знаю, зачем я в него отправилась.
И я никогда не смогу повернуть назад.

А ещё что-то проснулось внутри. В этом году я открывала свои сильные и слабые стороны, стараясь не гордиться первыми и не стесняться вторых. Увидела много страхов (страх материнства - физический и эмоциональный, страх признать свою собственную женскую природу, сознательный отказ от неё в подростковом возрасте, страх контакта, привычка быть жертвой и мысленно убегать из любой неприятной ситуации и не только это...) и приняла их, все их, стыдные и нелепые, смешные и сложные, как одну из граней того, с чем нужно работать. Очень долгое время моим учителем был мужчина и за время плотной работы с ним я научилась очень многому, я научилась выдержке воина и самоограничению, дисциплине и порядку, аккуратности и точности, но мужчина не может научить женщину быть женщиной, и, кажется, даже не может разбудить её, если она не готова. Кроме того, что я стала ещё более жёсткой, чем была, усвоив поведение иной, не своей природы, я также на несколько лет перестала смеяться и перестала танцевать, прочно закрыла низ живота и перестала дышать. В этом году я возвращалась к тому, от чего однажды отказалась, потому что быть женщиной в той действительности, которая окружала меня, было немного не достойно, пугающе и опасно. Шаг за шагом, сон за сном. И страхи понемногу оказываются не такими страшными, когда я распутываю очередную ситуацию, и понимаю, как они возникли. И возвращается голос, смех, ощущение правды, крепкость земли, ловкость, свет и уверенность.

С Рождеством вас, если вы отмечаете его сегодня!
Вечером я проведу очередное занятие, а потом дома мы будем слушать Леонарда Коэна и пить яблочное вино.
А потом наступит самая таинственная ночь в году.

@темы: yoga, itselle, herceg-novi, círculo polar, 365

22:35 

lock Доступ к записи ограничен

solitaryspot.
7 damns, 1 hell
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:13 

JUNE: BEING AWAKE

whale rider
верхом на ките
Сегодня я наконец навела порядок в доме. Впервые после возвращения.
Сначала нужно было подхватить все текущие дела с кафе и магазином, с арендой террасы и ворохом счетов, с видом на жительство и разрешением на работу. Потом вернуться к родителям и Т.Н., к этому кругу семьи, который сейчас нас окружает. Потом отыскать все книги, начать чтение и начать все маленькие личные проекты, которые нельзя больше откладывать:
- учиться говорить о своих желаниях - себе, партнёру и другим
- проводить время наедине с собой
- учиться отдыхать
- учиться спать
- начать учить шведский язык по скайпу
- вспомнить основы итальянского языка
- танцевать

Возвращение из Барселоны: я помню свои сны, стараюсь быть честной и присутствовать во всех своих переживаниях в каждый момент времени. Это непривычно и иногда неприятно. Когда Борко опять недоволен и агрессивен; когда родители приближаются без предупреждения и - прежде чем успеваю проконтролировать - по инерции оказываюсь как будто в коридоре чужой воли, которая сильнее меня, которая с детства давит меня; когда Т.Н. говорит что-то и я реагирую, но с превосходством, без какой-либо попытки помочь; когда нужно увидеть и признать свои - маленькие и большие, но по сути одинаковые - косяки, попытки солгать, отговорки и уловки, чтобы только не признавать собственную неправоту, вину, ошибку, лень и невнимательность; и вместе с этим большие вопросы - чем я хочу заниматься? почему я ощущаю себя нереализованной? почему я ощущаю себя использованной? зачем я решаю так себя чувствовать? почему я делаю довольно паскудные вещи своим близким? где я хочу быть? с кем я хочу быть? в какой стране жить? Всё это - вернее, попытка не убегать от всего этого, от всех этих вопросов разом - упадок энергии, несколько дней всё время хочется спать, чувствую только обессиленность, но постепенно - шаг за шагом, сон за сном, признание за признанием - это состояние сменяется другим.

Читаю две книги, делаю конспект: "Пять травм" Лиз Бурбо и "Магический переход" Тайши Абеляр.
У нас был пробный урок шведского с Ханной из Гётеборга, после которого я заказала учебники на итальянском амазоне и они вот-вот приедут.
Стараюсь вспоминать сны после пробуждения, это кажется важным, но пока не знаю, как подойти к этой стороне жизни.

Очень много говорим с В. Наши отношения начались совсем не так как это обычно бывает и некоторое время я чувствовала себя странно: меня не завоевывали, а мне хотелось побыть принцессой; мы решили пожениться, чтобы было меньше вопросов в Черногории, и не сказали об этом никому; вместо того, чтобы обеспечивать себе какую-то материальную основу, немедленно заводить детей и двигаться по привычной всем схеме, мы снесли все привычные опоры, начали в чужой стране бизнес, в котором ни один из нас не имел опыта, вложили в это все свои сбережения, силы и время. Наша жизнь, те поступки, которые мы совершаем, - это вообще очень мало похоже на то, как принято жить, но мы выбираем именно то, что мы делаем.
Он выбирает меня - пять лет назад - когда я ещё не представляю, кем могу стать и стану ли (Н. говорит тогда - Она просто дичок. Сильная. Но ничего не знает), он выбирает меня не как женщину, а как возможность. Я выбираю его, не представляя, как больно будет личности услышать всё то, что ей предстоит услышать, какой огромный будет соблазн разорвать отношения и улизнуть от ответственности и от правды, что нужно будет выбрать - сбежать от боли, спасать собственную гордость и чувство собственного достоинства или столкнуться с ней, пережить её, принять её и проснуться.
Я не уверена, что я уже проснулась.
Но сейчас я ощущаю, что пришло время попробовать сделать это.

Сегодня мы приехали домой пораньше и у меня было время заняться домом.
Разобрала все покупки, маленькие и большие вещи из путешествия.
Сухие корни лакрицы. Красная тесьма для подарков. Настенные крючки. Три коробочки мыла из Скансена. Тетрадь для записи воспоминаний. Керамические тарелки, которые нам подарила Ольга. Лавандовый мёд. Деревянные лопаточки для масла. Тёмно-синие кухонные полотенца. Коробочка для бэнто с тоторо, сестра-близнец первой. Книга My New Roots, мой подарок на др от В. Кофейные зёрна в шоколаде. Шоколад без сахара из кондитерской Яна Дюше. Книга Менегетти "Женский ум в проекте жизни" (хотя Нина говорит, что её ещё рано читать). Жасминовое масло. Жёлтый глазурованный полумесяц из Стамбула. Открытки из Юнибаккена. Хрустящие ржаные хлебцы с мёдом. Лакричный порошок. Карта Стокгольма. Карта Барселоны. Книжки на шведском.
Столько вещей.
Сегодня я выбросила многое из того, что долго стояло на полках.

Вчера вечером просто легла отдохнуть. День был очень длинный и насыщенный, как и каждый день сейчас. Практика, работа, гости, уборка в зале, последний урок йоги в нашем зале, а пока мы занимались в кафе закончилась вода - т.е. вообще, ни капли, неоткуда делать кофе и мыть посуду, а это воскресенье! Резервуар пуст, в системе сухо, вода придёт только в семь вечера. И еще море, и потом ужин с родителями, и опять вопрос с водой. Дома я сделала маску для лица из белой глины, забралась в шавасану и вдруг поняла, что очень давно не отдыхала.

А ещё этим летом мы живём почти как люди. У нас есть ранние утра: я просыпаюсь всегда до будильника, просто от того, что птицы в сосновой роще и соседском саду начинают петь всё громче и громче. У нас есть вечера: мы не задерживаемся на работе после полуночи, мы ужинаем на крыше вместе с родителями или только вдвоём, дома горят свечи в глиняных мисках и есть время отдохнуть перед сном. У нас есть ночи: падающие звёзды, зелёные метеориты, телескоп и больше, чем четыре часа на сон. У нас есть дни: стремительная работа на кухне до полудня, большой список задач, знакомые с прежних лет гости и новые люди, звонки, заказы, закупки, бухгалтерия, устройство друзей на лето, поездки в Подгорицу или Будву, йога, магазин, планирование осенних путешествий или предвкушение зимы.
И у нас есть внутренняя работа: всё это время: те вопросы, на которые мы больше не боимся отвечать.

@темы: 365, herceg-novi, itselle, peter's, yoga

10:42 

lock Доступ к записи ограничен

girl power
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:25 

lock Доступ к записи ограничен

girl power
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:41 

lock Доступ к записи ограничен

solitaryspot.
7 damns, 1 hell
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:07 

lock Доступ к записи ограничен

я - куба
и эти губы, и глаза зеленые
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:41 

Доступ к записи ограничен

ocean child.
однажды это было – было однажды, а значит будет всегда.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Жизнь в ожидании вечной весны (С)

главная